Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
15:52 

Живой человек. Все, что нужно человеку - живой человек! Одиночество, страх плюс еще видимо какая-то параноя! Юлька! Юлька, вернись, не уезжай!!! В комнате очень страшно, когда выключен свет! В комнату стучат! Гвоздь в двери - не войти не выйти! Страшно! До сих пор!!!!

00:21 

Я ненавижу математиков! Ненавижу! Я пришла в интернат бестолковым выхинцем и с первого часа математического анализа была очарована функцией Римана, цветными мелками и олимпиадными задачками. Тренировки в логике и ловкости и красивые ответы на сложные задачки: корень из икс квадрат минус 1, икс плюс один на икс минус один и так далее. Если задачка не решается, можно это доказать: это и будет ответ. То есть ответ всегда будет, и по закону математиков - красивый. И решений несколько - трудные, долгие. ну и короткие и изящные.

Вот этому меня в интернате не научили: когда на одни и те же условия 10 ответов, и все эти ответы НЕКРАСИВЫЕ также как и НЕПРАВИЛЬНЫЕ. ПРАВИЛЬНО теперь вообще не будет! Вы меня этому не учили: принимать жизнь некрасивой и неправильной, без надежды или ожидания правильного. Красота математики охладила меня к жизни и сделала меня перед ней абсолютно беспомощной!

И сейчас я говорю честно и в лицо: математика хоть и божественно красива, но мертва! А жизнь неправильная, порою безобразная. но живая. И я учусь принимать ее такой

22:05 

Люблю я этого Эриха Фрома. пишет он
нет добра и зла, пока нет свободы ослушания

21:59 

"Помешательство" друг на друге - доказательство силы их любви, хотя оно могло бы свидетельствовать только
о степени их предшествующего одиночества.

Эрих Фромм

17:16 

Из 11 типов воздействия по Станиславскому моя начальница, по-видимому, владеет только одним - упрекать! Возможно именно поэтому у нее блестящая научная карьера. Ну а я, находясь ежедневно между преисподней и ее итальянской шпилькой, постепенно перестиаю различать верх и низ.

23:41 

С семи вечера Франция. Жан Ануй. Репетиция. Третья Эрмелина на моей истории, хоть я и год всего в театре. Ее первая репетиция и ее первая большая роль. И я смотрю с наслаждением за тем, как быстро она втягивается, как много в ней сильного, невысказанного, удерживаемого. Мне страшно смотреть ей в глаза, когда она говорит об Алье. Не так! Она втягивается в роль с наслаждением, с азартом, она наполняет Эрмелину тяжелым багажом собственной расцветающей чувственности.
Боже мой, как это отличается от того, как я берусь за роль. Я въезжаю с осторожностью, с комплексами, скатываясь на пошлость самоуничижения. Нет, моя третья Эрмелина дерзка и сильна, она давно ждала, она готова играть! Она актриса

думала, что умру и не дождусь. ан нет! начались репетиции, театр амнистировали, у нас будут сектакли, у нас будет новый набор

да, друзья, кто студент (и старше), особенно МГУшники, но возможно и не МГУшники, ребята и девчонки (особенно ребята)!. Все кто хочет попробовать себя на сцене вместе со студенческим театром Московского университета им. Ломоносова
приходите на прослушивание

24, 26, 27 сентября с 18.00 до 20.00 в ДК МГУ (2 этаж ГЗ, надо подняться по мраморной лестнице у лифтового холла) (необходимо подготовить басню, стих и отрывок из прозы. Если есть танцевальная и вокальная подготовка, то это приветствуется

15:51 

Matt Bomer!!! он офигенный. Слушайте, надо будет как-нибудь устроить коллективный просмотр Glee

11:31 

Так постыдно
Не предавали ни одну царицу!
Но я ждала измены.

16:49 

Не пойму я почему в рефлексии так просто скатиться к пошлости самоуничижения..
это бессознательное сочкует, болтая что-то вроде "мы такие убогие, чего вы от нас хотите?"

15:56 

Притча о тараканах (посвящается Яну Ф.)

Аико: - Учитель, я сокрушен и растерян. Мои 36 тараканов носятся кругом меня и нет в этом никакого порядка, и не имею я никакой власти над ними, и все они мучат меня и бесят
Ясуо: - 38 тараканов
Аико: - 36, Учитель
Ясуо: - 38, у тебя есть еще двое
Аико: - нет. Учитель
Ясуо: - те двое, что прячутся за холодильником
Аико: - там никого нет, Учитель
Ясуо: - Ты слышишь шум?
Аико: - да, Учитель
Ясуо: - что же это шумит?
Аико: - это бабочки, Учитель
Ясуо: - ты их видел?
Аико: - нет
Ясуо: - отодвинь холодильник и посмотри
Аико: - о боже!! Это тараканы
Ясуо: - это ТВОИ тараканы
Аико: - Они не мои! Я их не знаю!
Ясуо: - скажи мне, как они выглядят
Аико: - здоровые коричневые твари
Ясуо: - точнее, говори точнее, Аико
Аико: - жесткие надкрыльники в полоску, лапы черные, мохнатые, их хитиновые ногочелюсти образуют самодовольную ухмылку.. о Боже!! Это мои тараканы!!!
Ясуо: - да, Аико, это твои тараканы
Аико: - Учитель! Ужасно!!! Когда из было 36, мне было трудно, но я держался, теперь же, когда из 38, я не знаю, что мне делать, я сойду с ума! Что же, что же мы будем делать, Учитель?
Ясуо: - Мы полетим в Эльсинор на твоих тараканах
Аико: - Что? Учитель, как? Как это возможно?
Ясуо: - Тараканы летают, разве ты не знал?
Аико: - Да, но разве можно на них подняться в небо?
Ясуо: - на твоих тараканах можно было бы переправить по воздуху половину города. Но меньше слов, нам пора в Эльсинор. Фокусируй свой страх в одну точку
Аико: - Учитель, тараканы повернули головы в одну и ту же сторону
Ясуо: - да, на Эльсинор. Теперь доставай из вон той пыльной коробки свою уязвимость и начинай плести из нее силок, как я тебе показываю. И седлай тараканов.
Аико: - О Боже!!! Учитель, мы поднимаемся в небо! Мы летим!!!
Ясуо: - Хватит болтать, Аико! У нас много дел

00:43 

Отчего приходишь только когда мне на волосок от гибели? Это похоже на провокацию: теперь у меня ясное разумение того, что каждый раз, подходя к обрыву, я тебя зову
Отчего же существовать на почтительном расстоянии?
Как будто мы какой-то еще неоткрытый божественный инструмент: мы два колка, связанных струною. И чтобы парки могли на нас играть, они заставляют нас бежать друг от друга в разные стороны

О, как больно держать эту струну натянутой
было дело, я меняла струны на старой гитаре. Неосторожно повернув колок я порвала железную шестую "ми", получив удар по пальцам железным кнутом.
Я хочу увидеть лицо того, кто играет на наших струнах. А так ли хороша эта его музыка? И если я никогда не смогу ее услышать, какого черта мне быть колком?

15:18 

Хочу пьесу длинною в жизнь!!!! Чтоб играть и смотреть одновременно! И тчоб не оторваться!!!

02:45 

Когда меня спросит Ирина Евгеньевна, про что была эта сцена твоей жизни, что я ей отвечу?
Она скажет, "ты опять ничего не хочешь от партнера, поэтому и сцена просаживается"
А я ей отвечу "я хочу, милая, дорагая Ирина Евгеньевна, я хочу. Только вот была я и по другую сторону этого хочу. И там так страшно, что я ... как будто и не хочу"
Она скажет "поздно бояться! всего одна репетиция! давай, давай!

22:09 

В детстве я не любила салюты. Я не понимала, зачем тратиться на мгновенную окраску воздуха, ведь есть голодные дети.
Сейчас я слышу гром от залпов и крики людей, их ликование. Все мы едины в этот момент, связанные памятью о подвиге наших дедов. Объединяющий и синхронизующий механизм.
Не смотрю, но слушаю. Тихо себе ликую

18:18 

Все. Отныне буду я жить в ванной. И на улицы выходить только в дождь.

12:42 

Принимаю таки я зачет. Студент - взволнованная барюшня, которая сильно недоучила.

А у меня в голове тем временем разворачивается

"Все равно незнание неисчерпаемо. Неведение есть суть невинность. Вот и ты, падшая женщина, судишь эту девушку за ее невинность!"

-Черт возми, Вера, она не знает ничего про синдром Корсакова!

-Это все невинность, Вера, это то самое неведомое тебе состояние

21:47 

письма к незнакомцу

Дорогой незнакомец! Помимо того, что я тебя совершенно не знаю и даже полагаю, что тебя скорее всего нет, в сердце своем все же я неутолимо вынашиваю надежду на обратное, быть может именно поэтому я говорю так много, ненаправленно, не по делу, куда-то в интернет. Это все вынужденная экстравертность. Как только я найду тебя, то видимо превращусь в скрытного интроверта. Но поскольку этого скорее всего не случится, позволь мне продолжить.
Это знаешь, как выстрел дофамином не в синаптическую щель, а в космос межклеточного пространства.. Сразу всем нейронам, и всем и никому. А точнее тому, кто носит рецепторы дофамина вне зоны контакта. Контактировать вне зоны контакта - вот это лихо! Вот это свобода! Но я снова стала говорить о работе, а хотела поговорить с тобой о грехе.
Скажи, мне интересно, что ты по этому поводу думаешь, почему весь путь человеческого познания начинается с греха?
Получается, грех можно рассматривать как начало, начало духовного пути, его исток?
Стоит ли зацикливаться на констатации самого факта греха, если физиолога скорее будет волновать сама возможность совершения греха. А эта возможность - это свобода?
Почему змей предлагает Еве плод не откуда-нибудь, а с Древа Познания? Не похоть, а познание становится первородным грехом, и это настоящий удар по поему пониманию мира.
О грехе мыслят как о ПОВРЕЖДЕНИИ? Выходит, человек, познавая, повреждается (А это, дорогой незнакомец, интересная модель памяти: энграммы истории как совокупность повреждений в нашем мозгу)
Все это похоже на странное прочтение Ветхого Завета. И в этом прочтении все мы исходно виноватые (а ученые и подавно).
Если я никогда не была невиноватой, если виноватость - моя суть, значит, нет на мне вины. Потому что она не на мне, а она - это я.
Кьеркегор пишет, что невинность есть неведение, но когда ты принимаешь зачет у студента, ты судишь его страшным судом именно за неведение.
Решительно не понимаю я этого.
Но писать буду. Бессвязно, бесцельно и безжалостно много.


Твоя

16:56 

Дорогие мои друзья!!!! Особенно мои Питерские друзья! И все кто любит театр, и все кто в мае будет в Питере!

18 мая в 18:00 наш театр играет "Оркестр" по пьесе Жана Ануя
Большой Сампсониевский проспект, д.37: Дом молодёжи "Форпост", малый зал

Пьеса о том, что происходит с женщинами, не нашедшими точки приложения своей женской эренгии и о бедном пианисте, оказавшемся по воле судьбы в обном оркестре с этими женщинами.



23:41 

ай нид хелп

То ли я шизофреник, то ли в этом какой-то общий принцип работы нашего ума

Еще в понедельник отыграли премьеру. Я - королева Януария. Вкратце главная трагедия Януарии в том, что то, чего ей хотелось - это было вовсе не тем, что ей было нужно. И в результате долгой продолжительной драмы от нее уходит на улицу любимая младшая дочь. Все это так по ней ударяет, что она даже не может этого понять. Почти теряет крышу

Так вот. Отыграли в среду. А я себе сижу на работе, и вдруг вспышка: я виже свою дочку маленькой: она учится ходить! Я зову ее: Алели! Алели! А вокруг меня ходят придворные, и говорят мне: она ушла. Я их не понимаю.

Потом вроде проходит. Через пару часов опять опять: хопа и вспышка - я плачу и говорю: пожалуйста, прости меня, дочка, прости меня


То есть Януария у меня не заканчивается с занавесом, а продолжает жить своей жизнью, так сказать эволюционировать.

Я УМОЛЯЮ, АКТЕРЫ ДЕЙСТВУЮЩИЕ И БЫВШИЕ, ПОДСКАЖИТЕ КАК ЭТО КОНТРОЛИРОВАТЬ

01:07 

Я сегодня трижды урод

Я послала человека при всех. Но меня парит не то, что он сейчас чувствует, а уронит ли это меня в глазах остальных, или не уронит. То есть если люди на это никак не отреагируют, я не буду страдать.

Я наехала на режиссера. А он на меня во сто крат за это. Он говорит, что я не воздействую на партнера. Вообще никак. А меня парит не то, что я делаю, не драматургия моего образа, не разное видение ситуации у меня и унеего, а то, что ко мне больше всех придираются.

Дети ударились друг о друга по моему недосмотру. Потому что я уделяла больше внимания мальчику, который случайно забрел на мой урок и решил вдруг обратить на себя все внимание.

Гворила с детьми вместо того чтобы освободить зал для следующего занятия, задержала тренера.


Меня вышибло сегодня на занятии, когда мой ребенок сидя на шпагате сказал между прочим: "А вы знаете, Вера Владимировна, у меня два папы, и второй меня не бьет"

Да, и на гиппокампэктомии запорола первую операцию из-за криворукости.


Выводы: Я еще многого не умею. У меня нет шкалы оценки, независимой от моего окружения. Я боюсь ошибиться, боюсь не нравиться. Я могу зря обижать. Я могу причинять боль.

туману мне

главная